Журнал За гранью изведанного №3,2016

Журнал За гранью изведанного №3, 2016

СОДЕРЖАНИЕ

Будьте бдительны: вашими мыслями могут управлять! Павел Ефимов, замректора Института биосенсорной психологии (СПб)

"Мозговые волны"  Барченко, или чекисты в поисках Шамбалы. Алексей Пестов

Биологическая радиосвязь (фрагменты книги) Бернард Кажинский

Изгоняющие демонов. Одержимость - беснование или сумасшествие? Сергей Путилов - писатель, руководитель Духовно-переселенческого движения "Ойкумена"

Любовь против карательной психиатрии. Сергей Путилов

Поэтическая страница. Стихи Екатерины Федореевой



Будьте бдительны: вашими мыслями могут управлять!

Павел Ефимов - помощник ректора Института биосенсорной психологии PhD (Санкт-Петербург)

 


Многие люди, особенно пациенты психиатрических лечебниц уверяют, что на них воздействуют волнами, лучами, с целью подчинить своей воле, заставить выполнять некие действие, контролируют мысли. С чем связано такое явление и такие навязчивые состояния? Это просто паранойя и если да, то чем объясняется и как лечить? Или же реально созданы приборы, технологии позволяющие контролировать мысли и поведение людей? Существуют ли технологии, методики управления мышления и психикой людей. Применяются ли они, например, политиками, другими структурами для контроля над обществом и отдельными людьми?

Некоторые пациенты психиатрических клиник уверяют, что на них воздействуют неизвестными науке волнами и полями с целью контроля их сознания и мыслей, побуждения к определенным действиям. Но только ли в среде психически нездоровых людей встречаются такие случаи? В интернете и в довольно известных печатных изданиях можно найти множество объявлений, в которых различные специалисты готовы помочь «снять», «оградить», «увести» от негативных воздействий. И не секрет, клиентов у них также множество, и за помощью к ним обращаются далеко не всегда пациенты соответствующих клиник. Попробуем разобраться, в чем лежат причины подобных состояний, насколько они реальны или выдуманы?

Сегодня существование гипноза уже доказано, и в той или иной мере гипнотические состояния используются и в самой психиатрии. Но для осуществления гипноза обязательным условием является то, что гипнотизёр и его пациент должны видеть друг друга. Другой вопрос подобные воздействия на расстоянии и на большое число участников.

Исследованиями данного вопроса в нашей стране много лет занимался профессор Санкт-Петербургского университета информационных технологий, механики и оптики ИТМО, д.т.н. Геннадий Николаевич Дульнев. Он с группой ученых из Санкт-Петербурга и других городов провел тысячи исследований по передаче информации от одного человека (оператора) другим людям (перципиентам). Проведенные им опыты позволяют сделать вывод о возможности переноса информации нетрадиционным (недоказанным современной наукой) способом. Конечный результат информационного воздействия регистрировался как стандартными измерительными устройствами, так и субъективно (по ощущениям перципиентов). Процесс передачи информации, включая передачу на дальние расстояние, происходил без уловимых затрат энергии, хотя согласно законам физики производство информации требует от биооператора определенных усилий. Здесь надо отметить, что расстояние между участниками эксперимента не играло никакой роли: некоторые из участников находились в соседних комнатах, некоторые более чем за 800 км друг от друга.

В попытках изучить эти способности человека исследовались состояния операторов и перципиентов различными диагностическими и физическими приборами. Единственное, что смогли зарегистрировать ученые – это характерное для всех операторов отсутствие или заметное снижение альфа-ритма спектров ЭЭГ (электроэнцефалограммы). Этот факт позволил сделать предположение, что природа этих явлений лежит не в физиологии, а в области наших психических возможностей.

В нашем Институте биосенсорной психологии мы проводили также многочисленные опыты по бесконтактному воздействию оператора на физические приборы и предметы, в том числе телекинез. В экспериментах принимали участие физики, врачи, психологи и психиатры, химики и прочие специалисты из разных стран мира, такие как д.т.н. Г.Н. Дульнев, д.мед.н. С.В. Левинсон, д.ф-м.н. В.К. Захаров, д.мед.н. А.И. Крашенюк, PhD G. Weissman и многие другие. В результате этих исследований нами доказана способность любого без исключения человека бесконтактно (на полевом уровне) управляемо влиять на материальные предметы и окружающих людей. Наши исследования также подтверждают тот факт, что истоки этой способности скрыты в нашей психике, которая на сегодняшний момент практически не изучена, да и те знания, которые мы имеем большей частью исключительно теоретические, не подтвержденные практикой. Здесь же следует упомянуть и об опытах профессора, д.б.н. Станислава Валентиновича Зенина с водой, в которых он показал, что человек способен влиять на воду, а вода способна «запоминать» и долго удерживать конкретное состояние. А если учесть тот факт, что человек на 70-80% состоит из воды, то дальнейшие выводы можно сделать самостоятельно.

Таким образом, специфическое «полевое» воздействие одного человека на другого, конечно, существует. Иной вопрос в нацеленном и управляемом воздействии, для этого требуются специфические и длительные тренировки. Однако причин для паники из-за этого нет. У каждого дома есть кухонный нож, им легко можно ранить другого человека. Но часто ли мы встречаем на улице людей, бегающих и размахивающих этими самыми ножами? Можно ещё сказать о подсознательном воздействии, да, оно тоже имеет место быть. Но наши многолетние исследования показали, что Природа нас наделила не только способностью к подобным воздействиям, но и целым набором предохранительных механизмов, которые также очень мало изучены, а вернее сказать не изучены вовсе.

Что же касается состояний, с которыми встречаются пациенты психиатрических клиник и не только, о которых мы говорили в начале нашей заметки, зачастую они имеют мало общего с описанным выше. Очень часто люди придумывают себе некие внешние воздействия, за которыми прячут свои настоящие психологические проблемы и страхи, связанные с семейными или личными отношениями, работой и пр. Всегда проще обвинить в своих проблемах кого-то другого, нежели разбираться в себе, работать над собой, меняться самому, менять свою жизнь.

Что же касается методик и технологий управления психикой людей, то, вероятнее всего, они существуют, разрабатываются и исследуются, также как разрабатываются и исследуются новые медицинские препараты. Подводя итог выше сказанному, нужно сказать, что возможности нашей психики значительно шире, чем это описано в учебниках. По мимо способностей к воздействию на окружающих у человека есть и защитные механизмы, которые можно и нужно развивать, изучать и исследовать.


"Мозговые волны"  Барченко, или чекисты в поисках Шамбалы

Алексей Пестов

 


Одним из самых загадочных ученых ХХ века безусловно является Александр Барченко – писатель и оккультист в одном флаконе. Ещё в начале века он начал активно интересоваться возможностью передачи информации с помощью мысли благодаря так называемым мозговым волнам. Результаты его исследований заинтересовали силовые структуры, и Барченко даже была предложена работа в секретной лаборатории ОГПУ, от которой тот не отказался.

Примерно 100 лет назад существовала теория будто человеческий мозг излучает особые волны, и именно этим объясняется телепатия и гипноз. Этим вопросом занялся петербургский профессор Владимир Бехтерев, к которому позже присоединился и Барченко. В 1911 году последний провёл фантастический опыт, который высоко оценил Бехтерев. К голове испытуемого присоединялась медная пластинка, которая с помощью медного провода соединялась с другой пластинкой, расположенной над фосфоресцирующим экраном в другой комнате. Человеку было предложено заняться тяжёлой умственной деятельностью, во время которой экран начал светиться. Исследования было решено продолжить, и Барченко захотел изучить вопрос передачи мыслей на расстояние, но этому помешала революция - в голодном замерзающем Петербурге такая наука никому не была нужна.

Начавшаяся волна арестов в Петербурге, связанная с убийством председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого, заставила Барченко уехать в Мурманск. Как потом говорил сам учёный, на Крайний Север его привела высшая сила. У местных лопарей наблюдалось странное явление, которое напоминало массовый психоз, когда люди впадали особое состояние, начинали повторять движения друг друга, могли начать предсказывать будущее. Барченко предположил, что с помощью мозговых волн можно передавать энергетическое воздействие. По возвращению в Петербург учёный провёл опыт, в ходе которого один человек при помощи алюминиевого шлема и медной проволоки смог передать человеку, также находившемуся в шлеме и находящемуся в другой комнате, данные о фигурах, которые он видел на специально установленном экране.

Позже произошло большее. В коммуналке, где жил Барченко при загадочных обстоятельствах практически одновременно умерли два человека в разных комнатах. Полиция не смогла объяснить это происшествие, однако Барченко считал, что один человек послал другому команду зарезать себя, но из-за большого выплеска психической энергии умер и инициатор. Этим делом заинтересовались в Москве, а самого Барченко приняли на службу в ОГПУ.

Ради науки Барченко путешествовал по всему Советскому союзу. Одна из самых известных его экспедиций датируется 1921-23 гг, когда он вместе с командой смельчаков поехал обследовать глухие районы Кольского полуострова ради поиска следов доисторических цивилизаций. К слову, учёный считал, что те цивилизации оказывают влияние на процессы, которые происходят в современном мире. Самое интересное заключается в том, что учёный смог найти эти следы. Экспедиция могла наблюдать огромную человеческую каменную фигуру с расставленными руками, а также учёные обнаружили вымощенные участки тундры, которые могли быть остатками древней дороги.

По возвращению из экспедиции Барченко открыл Единое трудовое братство, организованное по масонским принципам в которое вошли А.А. Захаров, жена П.Д. Успенского Софья Григорьевна, начальник шифровального отдела ОГПУ Г.И. Бокий и другие. У организации был свой морально-этический кодекс, а также устав. Из этих двух документов сохранился только первый, который имел название «Правила жизни». Процитируем его

«ПРАВИЛА ЖИЗНИ»

Размышляя о Боге, помни, что понятие Бог можно выразить в числе — единицей, в геометрии — точкой. Геометрическая точка не имеет измерения, но, излучая энергию, она обнимает вселенную. Пружина обладает наибольшей мощью, будучи скрученной до совмещения с точкой.

Цель не оправдывает средства.

Не имей собственности ни в вещах, ни в супруге, ни в людях.

Ноша в пути изнуряет, а что тяжелее золота?

Не сопротивляйся злу насилием.

О самом братстве известно немногое, да и то благодаря протоколам допроса самого Барченко. Во главе совета стояли 3 человека: кроме самого Барченко это были его ближайшие сподвижники П.С. Шандаровский и А.А. Кондиайн. Члены братства делились на «учеников» и «братьев», причём для того, чтобы стать братом необходимо было выполнить ряд условий - «отказ от собственности, нравственное усовершенствование и достижение внутренней собранности и гармоничности». Сам же Барченко считал, что он не является братом, так как до этой степени ему ещё нужно было совершенствоваться и совершенствоваться.

В братстве не было как такового обряда посвящения, у ЕТБ была оригинальная символика. Так символом брата была «красная роза с лепестком белой лилии и крестом», что означало полную гармоничность. Символом ученика являлась «шестигранная фигура со знаком ритма, окрашенная в черные и белые цвета» - ученик должен следить за ритмичностью своих поступков. Эти знаки необходимо было носить «на перстне, розетке или булавке, а также иметь на окне своего жилища», для отыскания других посвященных.

Результаты исследований скрыты, никто их толком никогда не видел, и в том числе и после расстрелом ученого в 1938 году. Причиной такого вердикта стало подозрение ЕТБ в шпионаже в пользу Англии, которое было выдвинуто годом ранее. Перед смертью ему дали увесистую кипу бумаг, а также карандаш для того, чтобы учёный смог написать всё то, что знает, в том числе и про мозговые волны. По официальной версии эти бумаги были утеряны во время Великой Отечественной войны, однако так ли это никому доподлинно неизвестно.



Биологическая радиосвязь (фрагмент книги)

Бернард Кажинский 

Цит. по изданию АН УССР, 1962

Бернард Бернардович Кажинский (1890—1962) — советский ученый, инженер-электрик, пионер исследований в СССР в области телепатии и биологической радиосвязи, кандидат физико-математических наук.

От автора

Предлагаемые вниманию читателей исследования посвящены одному из подлинно феноменальных явлений природы - способности человека передавать мысленную информацию, или мысленно влиять на другого человека на расстоянии. Это явление названо биологической радиосвязью, а вообще оно получило некогда наименование "телепатии". Еще не так давно одно это слово вызывало у некоторых ученых реакцию раздражения и даже недоброжелательства. Дело в том, что многим идея биологической радиосвязи казалась абсурдной, антинаучной, а того, кто посвящал себя исследованию этой проблемы, считали совершенно безнадежным в науке человеком. Ни на какое сочувствие, а тем более на поддержку, такой человек не смел рассчитывать. К счастью, теперь все это уже в прошлом. Сегодня идея биологической радиосвязи никому не кажется столь странной и непривлекательной, как было раньше, она входит в науку на правах богатой по своему содержанию и эвристически многообещающей новой отрасли, за дальнейшее развитие которой нынче готовы взяться физики, биологи, физиологи, химики. Из предмета, который отпугивал своей необычностью и новизной, феномен телепатии начинает постепенно превращаться в объект все возрастающего внимания исследователей.

Начало исследований в данной области относится к 1919 г. Сорок два года миновало с того дня, как автором была разработана и обнародована гипотеза о наличии в центральной нервной системе человека "узлов" или "аппаратов", которые по своему строению и назначению аналогичны известным электрическим устройствам: простейшим генераторам тока, конденсаторам, усилителям, радиопередающим и принимающим контурам и т. д.. В свою очередь эта гипотеза базировалась на допущении, что процесс мышления человека сопровождается явлениями электромагнитного характера-излучением электромагнитных волн биологического происхождения, способных передаваться и воздействовать на расстоянии.

Через три года (1922 г.) в результате опытов, проводимых в физическом кабинете Тимирязевской сельскохозяйственной академии в Москве, автору удалось открыть в изолированных препаратах нервной системы животного элементы нерва, напоминающие своим строением витки соленоида и парные обкладки конденсатора, составляющие подобие элементов известного в радиотехнике замкнутого Томсоновского колебательного контура - вибратора дискретных токов и электромагнитных волн, излучаемых наружу. Тогда же с целью проверки правильности сделанных из этого открытия выводов, автор построил (впервые в практике физиологических исследований) в качестве камеры, блокирующей электромагнитные волны, так называемую "клетку Фарадея", предназначенную для опытов. Эксперименты с этим устройством блестяще подтвердили предположения автора, еще более укрепив его уверенность в электромагнитной сущности процессов, сопровождающих акт мышления. Дальнейшее изучение с позиций зарождавшейся теории биологической радиосвязи физических особенностей строения органа слуха дало возможность обосновать (1943 г.) совершенно новый взгляд на этот орган, как на анализатор приходящего извне в мозг неизвестного прежде в науке раздражителя - биоэлектромагнитной волны акустической частоты.

Исследование структуры органа зрения в свете новых экспериментальных данных подсказало (1952 г.) рабочую гипотезу: глаз не только "видит", но и одновременно излучает в пространство электромагнитные волны определенной частоты, способные на расстоянии воздействовать на человека (и вообще на животных), на которого устремлен взор. Эти волны могут влиять на его поведение, понуждать к тем или другим поступкам, вызывать в сознании различные эмоции, образы, мысли. Такое излучение глазом электромагнитных волн определенной частоты названо биорадиационным "лучом зрения".

Всестороннее изучение эмоционального воздействия "луча зрения" на поведение подопытных животных В. Л. Дурова позволило автору расшифровать, уточнить и конкретизировать (1953 г.) те предположения, которые В. Л. Дуров высказал несколько неопределенно еще в 1924 г.: животным присуща способность понимать поведение друг друга. Эта способность, по мнению В. Л. Дурова, настолько развита у животных, что в некотором смысле заменяет им язык и речь. Что же касается человеческого сознания, обладающего высшей способностью беззвучного и незримого биорадиационного общения, то эта способность, по мнению автора, является третьей сигнальной системой человека.

Примерно в 1933 г. автор данной книги рассказал о своих исследованиях и выводах, сделанных из них, замечательнейшему ученому нашей страны Константину Эдуардовичу Циолковскому, который встретил это сообщение с большим энтузиазмом. К. Э. Циолковский отметил, что теория биологической радиосвязи "может привести к распознаванию сокровенных тайн живого микрокосмоса - к решению великой загадки существа мыслящей материи".

За три десятилетия дело это существенно подвинулось вперед. В настоящее время, когда опытами ученых в СССР и за границей достигнута реальная возможность осуществлять по желанию заранее заданную экспериментом передачу мысленной информации на расстоянии, доказана электромагнитная и биорадиационная природа этого феномена, и, наконец, когда мы все чаше сталкиваемся со случаями передачи мысленной информации в быту людей, уж каким-то архаизмом звучит утверждение о сверхъестественности этого феномена. И чем глубже мы будем изучать природу этих явлений, тем скорее и основательнее падет с них покров таинственности и загадочной необычайности, а сама проблема тем прочнее займет место в области точных наук.

Мысль нематериальна - она продукт материальных процессов, -сопровождающих акт мышления. Передается на расстояние не мысль, как результат деятельности коры головного мозга, а те электромагнитные и радиационных волны, которые, по теории биологической радиосвязи, излучаются мозгом наружу в момент мышления, когда в мозговых концах анализатора (как действующей части колебательного контура нервных цепей) проходят электрические импульсивные токи. Пришедшая извне биоэлектромагнитная и биорадиационная волна (продует акта мышления первого человека) приносит с собой в мозг второго человека энергию внешнего раздражения принимающую форму сознания этого мозга.

Следовательно, ко всему тому объему процессов психической работы мозга, который уже известен наука и который составляет сумму высших природных психических функций мозговых клеток, надо прибавить новую, неизвестную ранее, высшую психическую функцию, заключающуюся в способности передавать наружу и принимать извне биоэлектромагнитные и биорадиационные волны, сопровождающие каждый акт мышления. Будучи сами по себе физическим явлением, электромагнитные и радиационные волны, излученные мозгом одного человека при акта мышления, пронизывают на расстоянии нервные клетки мозга другого человека и являются в этом случае раздражителем-возбудителем (толчком) работы этого второго мозга: в нем совершается акт мышления, во всем подобный мышлению первого мозга. Это и есть работа третьей сигнальной системы человека. По почину доктора биологических наук Л. И. Гуляева автор называет биоэлектромагнитную и радиационную волну телепатемой, находя это название весьма удачным. Однако вместо термина "телепатия" (поскольку с ним связано неправильное, извращенное толкование явлений передачи мысленной информации на расстояние) можно ввести новое обозначение, например, "биологическая радиосвязь", наиболее непосредственно выражающее естественную способность человека (и животных) воспринимать в своем сознании передачу (через физическую среду) информации о мыслях и ощущениях, как одну из функций мозга, осуществляемую посредством нервных клеток - биофизических аппаратов.

Это произошло в последние дни солнечного августа 1919 г. в Тбилиси. Уже несколько недель мой друг М., юноша девятнадцати лет, болел брюшным тифом. Он лежал дома, и я ежедневно навещал его после работы. Однажды, вернувшись ночью от больного к себе домой (жил я на расстоянии одного километра от квартиры М.). я лег спать и, как всегда, скорой крепко уснул. И вдруг среди глубокой ночной тишины мне совершенно явственно (я бы сказал, вполне вещественно) послышался нежный звук: это был довольно громкий звон металла, подобный звону серебряной ложечки о тонкий стеклянный стакан. Мгновенно проснувшись, я подумал, что, видимо, кошка задела чайную посуду на письменном столе. Приподнявшись на локте, я включил свет и посмотрел на стол. Однако никакой посуды на нем не было. Не оказалось в комнате и кошки. Посмотрев на часы (было ровно два часа ночи), я погасил свет, лег и снова крепко уснул. На другой день прямо с работы а направился к больному. И, странное дело, по дороге заметил, что чем ближе приближаюсь к дому М., тем больше меня охватывает смутное чувство какой-то тревоги. Так было со мной впервые. Подходя к парадному, я сразу же увидел, что в доме действительно что-то произошло. Все тут выглядело как-то необычно. Обе половинки двери с улицы были настежь открыты. С замирающим сердцем я не вошел, а вбежал в квартиру... Мой юный друг лежал мертвый... Около него стояла подавленная горем мать и еще какие-то женщины в траурном одеянии.

Помогая переносить тело умершего с кровати, я случайно задел ночной столик у изголовья и вдруг услышал нежный серебристый звон - точно такой же, какой послышался мне во сне предыдущей ночью. Мною овладело чувство, которое и объяснить трудно. С каким-то непонятным страхом бросаю взор на столик: на нем стоит блюдечко и тонкий стакан с серебряной ложечкой. Машинально схватил я ложечку и слегка позвонил о стакан. Знакомый звук раздался снова. "Но как же я мог услышать этот звук у себя ночью?" раздумывал я, вместо того чтобы помогать отчаявшимся в своем горе старикам или попытаться утешить их каким-то словом участия. Неотвязчивая мысль о "вещественности" услышанного мной ночью звука овладела всем моим существом. Вкратце рассказав матери М. о случившемся, я попросил ее подробно передать все, что она могла заметить в минуты смерти сына. "Это было ровно в два часа ночи, - сказала мать М - По предписанию врача в это время я подавала сыну лекарство, зачерпнув его из стакана ложечкой. Но когда я поднесла ложечку к его губам, то увидела, что, блеск его глаз начал быстро тускнеть. Лекарства он не принял. Умер". Наступило тяжелое молчание. Читатель может представить мое положение: передо мной стоит мать только что скончавшегося на ее руках любимого чада. Всякое лишнее, неуместное слово способно усилить ее страдания. Между тем, я, как инквизитор, допрашивал ее, заставляя вновь и вновь терзать себя воспоминаниями. Понимая все это, я, однако, не мог, не имел права поступить иначе. Я снова попросил ее показать, как именно она брала ложечкой лекарство из стакана. Дрожащей рукой мать М. взяла ложечку и зачерпнула ею лекарство со дна стакана. Снова, уже в четвертый раз, я услышал все тот же, внятно прозвучавший ночью в моих ушах серебристый звон! Мне чуждо суеверие, а тут меня обдало холодом: я помял, что сегодня вот здесь у неостывшего еще тела моего товарища, совершается таинство приобщения человека к новой великой истине природы. Теперь я уже совершенно не сомневался в том, что услышанный мной ночью серебристый звон и звон чайной ложки на этом столе, у изголовья моего мертвого друга, один и тот же звук. Каким образом я мог воспринять на расстоянии "передачу" серебристого звона?

Осенившая меня мысль о возможности общей аналогии между обычной радиопередачей и явлением передачи ощущений на расстояние казалась мне многообещающей, но для своего развития требовала более глубоких познаний как в области бурно развивавшейся в те дни радиотехники, особенно радиопередающих и радиопринимающих устройств, так и по физиологии человека. Ведь мне предстояло отыскать в человеческом организме те элементы, которые по своему строению и действию были бы аналогичными основным деталям передающей и принимающей радиостанции. Короче, я должен был приступить к тщательному изучению нервной системы. И вот я углубляюсь в историю радиотехники, по мельчайшим деталям прослеживаю устройство "грозоотметчика" Александра Степановича Попова.  Этого моего глубокого убеждения не могло поколебать даже высказывание гениального ученого А. С. Попова о том, что человеческий организм не имеет еще такого органа чувств, который был бы способен замечать электромагнитные волны в эфире; если бы изобрести такой прибор, который заменил бы нам электромагнитные чувства, то его можно было бы применить к передаче сигналов на расстояние.

Наоборот, суждение А. С. Попова убедило меня в верности избранного мной пути исследования. В нем я видел не отрицание наличия у нас такого органа чувств, а скорее завет, призыв настойчиво искать его. И я вновь и вновь обращал свой взор к основным элементам радиоприемника и радиопередатчика. Особое внимание привлекал к себе "радиокондуктор", или когерер, в схеме радиоприемника А. С. Попова. Изобретателем когерера был физик Е. Бранли. Термином "радиокондукция" Бранли назвал [14] открытое им явление поляризации мельчайших металлических частиц (железных опилок), когда через окружающую эти частицы среду проходят электромагнитные волны. По мнению Бранли, в данном случае под воздействием электромагнитных волн частицы железа располагаются друг за другом непрерывной "контактной цепью" (подобно тому, как располагаются железные опилки по магнитным линиям у полюсов сильного магнита). Пронизанная электромагнитными волнами такая, "контактная цепь" частиц, становится хорошим проводником электротока, подведенного к ней от постороннего источника.

 


Построенная мной рабочая гипотеза: мысль - электромагнитная волна неизменно пользовалась большим вниманием технической и врачебной общественности всюду, где бы я ни говорил о ней, особенно после Октябрьской революции, пробудившей в народных массах неудержимое стремление к знаниям. По инициативе представителей технической общественности мной были прочитаны на тему, касающуюся данной гипотезы, доклады а 1920-1922 гг. в Тбилиси, Телави, Могилеве (на Днепре) и в Москве на Всероссийском съезде членов Ассоциации натуралистов (АССНАТ). Съезд проходил в обширных аудиториях Тимирязевской (тогда Петровско - Разумовской) сельскохозяйственной академии. После моего доклада специальным решением съезда мне была предоставлена возможность безраздельно посвятить себя работе над выдвинутой мной гипотезой. В протоколе съезда (от 16. II 1922) записано: "Постановили: констатируя ценное значение положений докладчика, как рабочей гипотезы, съезд признает необходимым оказание т. Кажинскому возможного содействия для осуществления намеченных им исследований по данному вопросу, с предоставлением ему содержания научного сотрудника Ассоциации, а также находит желательным более широкое ознакомление общества и студенчества с идеями доклада путем устройства публичных лекций". Через три дня после доклада состоялась моя лекция под названием "Человеческая мысль - электричество". Огромная аудитория была переполнена до отказа главным образом шумливой и подвижной студенческой молодежью. На первых скамьях разместились профессора и преподаватели академии. Среди них был и проф. А. В. Леонтович, с которым я познакомился впервые. На лекции я демонстрировал изображения уже знакомых читателю элементов нервной системы и схем развиваемой мной аналогии их с деталями радиостанций, а также схемы передающей и принимающей биорадиостанция человека .

(Продолжение следует)


Изгоняющие демонов. Одержимость - беснование или сумасшествие?

Сергей Путилов, Духовно-переселенческое движение "Ойкумена"

Жизнь современного человека стала намного удобнее по сравнению с прошлыми эпохами, но душевного комфорта люди лишены в гораздо большей степени, чем прежде. Жизнь горожанина изобилует стрессами, неврозами, депрессиями, одиночеством вопреки развитию коммуникаций - того же интернета в первую очередь. Эксперты говорят о том, что уровень психических отклонений зашкаливает. Страх потерять работу, бешеный ритм существования, разочарования в личной жизни и карьере, алкоголизм, наркомания, массовая культура пропагандирующая насилие  - наносят столь ощутимый урон психике, что многие вынуждены обращаться к врачам. Но медицина зачастую оказывается бессильна. В этом случае приходит на помощь проверенный веками "целитель душ" - Церковь. Автор посетил старинный подмосковный Николо-Берлюковкий монастырь, на территории которого находится психиатрическая клиника и пообщался с настоятелем обители игуменом Евмением. В каких случаях лучше искать исцеления в церкви, а в когда лучше обратиться к врачу, как сохранить душевное здоровье, существует ли православная психиатрия? Об этом наш сегодняшний рассказ.

Автобус номер 321, следующий маршрутом Щелковский автовокзал - Пятково, примерно через час езды, по мере приближения к Берлюковской пустыни - заметно пустеет. Немногочисленные пассажиры (в основном бабульки), не без тревоги всматриваются в пришельцев. Места здесь глухие, чужие редко заглядывают. Зато "психушка" недалеко. Кто знает что за незнакомцы решили заехать в такую глухомань, не потенциальные ли постояльцы лечебницы? За мелководной речкой Ворей сворачиваем с шоссе на проселочную дорогу. И вот перед нами открываются величественные стены монастыря. Громадная колокольня - самая высокая в Подмосковье. Остановка на пустыре. Чуть правее вход в психиатрическую больницу номер 16. Невысокие серые двухэтажные корпуса выглядывают из-за кирпичной монастырской стены. Рядом с внушительной железной дверью с глазком,  развешены фотографии разыскиваемых пациентов клиники. Особенно бросается в глаза некий "сатанист" (судя по описаниям). Отличительные приметы - татуировки на лице и руках оккультного плана. Предупреждающая надпись гласит: "представляет опасность для окружающих". Заглянув в ноутбук выясняю, что пациент клиники считавшийся было вылеченным сбежал, после чего совершил несколько "ритуальных убийств". Как позже выяснилось, маньяка уже отловили. Так что местным жителям можно больше не беспокоиться. Просто забыли снять фото объявленного в розыск пациента клиники. Впрочем, маньяки - это скорее редчайшее исключение. Зато людей с неадекватной психикой в повседневной жизни нас и правда окружает немало. Достаточно посмотреть "дорожный патруль" по телевизору. Удивляться этому не приходится. Человеческая душа - загадка. Когда Зигмунда Фрейда попросили показать "нормального" человека - он указал на стоящий в углу шкаф. Люди обладают разными темпераментами, устойчивостью к стрессам, нередко трудно бывает провести грань между умопомешательством и и гениальностью. Даже Гоголя и Достоевского, не говоря уже о таком мастере "хоррора" как Эдгар По нередко зачисляли в душевнобольные. А кто не слышал об использовании психиатрии для борьбы с инакомыслящими в советское время? Неврозы, стрессы, депрессии подстерегают практически каждого из нас в повседневной жизни. К врачам обращаются лишь в случаях. когда отклонения становятся очевидными, а то и нередко представляющими опасность для окружающих. Церковь смотрит на проблему психического здоровья двояко. Игумен Евмений, настоятель Берлюковского монастыря, примыкающего к психлечебнице - личность неординарная. Окончил с красным дипломом Бауманский институт, в армии служил в разведывательной роте. Затем повернулся к религии. Первое время служил сторожем в одном из мытищинских храмов. Ночевал в церкви, за свечным ящиком, думал над смыслом жизни. Затем принял постриг. Проделал путь от церковного сторожа до настоятеля одной из древнейших и легендарных обителей Подмосковья. "Человек состоит из трех сфер: сферы духа, души и тела. Все они между собой взаимосвязаны. Исходя из этого, соответственно у нас существуют болезни духовные, болезни душевные и болезни телесные. Церковь и медицина занимаются каждая своим делом, не противореча друг другу. Сфера духа – это сердцевина человеческой личности, благодаря которой мы обращаемся к Богу. Кроме того, бывают наследственные психические болезни. Так что в разных случая целесообразно вмешательство либо медицины, либо Церкви, иногда они действуют вместе. Наш монастырь, например опекает храм в психлечебнице", - говорит игумен Евмений. Но иногда болезнь поражает сразу все три сферы, в этом случае по мнению церкви  мы имеем дело с греховностью человеческой природы, прельщением, в некоторых случаях беснованием.

В записях Берлюковой пустныни сохранилась запись об одном из случаев экзорцизма, ставшего в наше время популярным сюжетом для фильмов ужасов, книг. В 1858 году настоятель монастыря Парфений отправил церковному начальству служебную записку следующего содержания. "В марте месяце г. Богородска мещанка Александра Галактионова с прочими женами привели ко мне в келию больную женщину, беснующуюся. Когда я стал её благословлять, то она стиснула зубы и от меня отворачивалась в сторону, но женщины со слезами просили меня ей помочь. Я сказал, что я не доктор и не врач, болезни лечить не могу". Однако,  сопровождающие больную продолжали настаивать. "Хотя и много лет желательно было ей побывать в пустыни, помолиться чудотворной иконе Христа Спасителя, но дух нечистый никак её не допускал, и едва могли мы её с великим трудом привести в пустынь", - поведали настоятелю сердобольные женщины.  Игумен присоветовал им сходить в Зосимову пустынь к старцу Зосиме, отслужить панихиду. После Пасхи они вернулись и поведали, что произошло дальше. "Я расспросил их, каким образом вышел дух нечистый. Они рассказали, что когда начали служить первую панихиду Старцу Зосиме, то очень она билась (едва могли держать). На другой день другую панихиду, а она еще больше билась, и кричал в ней дух: выйду, выйду. Однако не вышел. Потом, дождавшись 24 марта, тезоименитства старца Зосимы, начали служить соборную панихиду. И она начала биться и кричать, так что и сестры многие ежали из Церкви ради страха. И ее едва могли держать, и, разинувши уста, вышел паром или, как бы дымом дух и она тут же очувствовалась и пришла в память и начала благодарить Бога".

Современная медицина, впрочем чаще склонна относить такие случаи за счет эпилепсии и шизофрении. Однако, даже наиболее скептически настроенные врачи отличают положительное влияние на психически больных людей общения со священниками. Интересуемся у игумена Евмения: "Как же отличить бесноватого от "обычного" психбольного"? Настоятель - бывший ученый, посоветовал такой рецепт, основанный на математической точности. Нужно поставить десять стаканов кругом, девять из них наполнить святой водой, а один простой. Бесноватый вопреки теории вероятности выберет именно тот, в котором вода неосвященная. Но это конечно шутка. "А я вот своего мужа и в психушку, и по церквям возила, лечить от алкоголизма, -ничего не помогает. Что делать с окаянным, не знаю?", - присоединилась к беседе молодая прихожанка храма Екатерина. В глазах ее читались одновременно вымученная предыдущим опытом обреченность и надежда прибегающей к последнему средству...ради семейного счастья. Как выяснилось, по мнению Церкви, алкоголизм - болезнь многоликая, имеющая явственные признаки беснования и поражающая сразу все три феры - духа, души и тела. В этом случае рекомендуется обратиться скорее не к врачам телесным, сколько духовным. Например, съездить в Высоцкий монастырь в Серпухове, где хранится чудотворная икона Богородицы "Неупиваемая чаща", славная своими многочисленными исцелениями.   

                                                              

Любовь против карательной психиатрии

Сергей Путилов

 


Вопреки положениям международных конвенций и норм, подписанных Россией, в нашей стране тысячи людей находятся на принудительном лечении с нарушением их человеческих прав. На людях без их ведома и согласия испытывают препараты, разрушающие их физическое и психическое здоровье (ксеплион, имеющий массу противопоказаний, обостряющий сердечные болезни, способствующий развитию бронхиальных заболеваний, в том числе связанных с опасностью летального исхода). Люди, обладающие согласно международным нормам такими же конституционными правами, как и «нормальные» граждане, находятся, по сути, в положении бессловесных животных, и условия жизни этих людей близки к лагерному режиму. Антигуманное отношение персонала, штампованные рецепты, направленные не на лечение, а на притупление жизненных функций человеческой личности, превращение людей в «овощи», – поставлены на поток.

Не понимаю, зачем человека принудительно лечить от навязчивых идей. Кто-то верит в Заратустру, кто-то в Христа, кто-то в происки ФСБ, кто-то в инопланетян. Это личное дело каждого, а не повод рассовывать людей по психушкам. На основании чего? Если человек полностью безвреден и не представляет угрозы для окружающих, в отличие, кстати, от православных фанатиков или джихадистов, которые периодически что-то громят или взрывают. Кто дал право ни в чем не виновных людей подвергать многомесячной изоляции, ломать их судьбы, разрушать здоровье только из-за того, что у них диагноз шизофрения? Причем происходит все это с нарушениями даже нынешнего, далеко не гуманного законодательства в области психиатрии. Система психлечебниц, по сути, является государством в государстве, где в условиях полной закрытости от общественного контроля, даже от ближайших родственников человек оказывается полностью беззащитен перед лицом любого произвола.

В случае с моей знакомой, вопреки Закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», решение о помещении в стационар было принято не врачебной комиссией, а одним-единственным врачом – заведующим отделением. Для того чтобы лишить человека свободы, оказалось достаточно задать всего один вопрос: «Ну как там ФСБ? Все плетет свои злые козни?» Доверчивая подружка, естественно, рассказала все, что думает по этому поводу. Результат – заперли в психушку на несколько месяцев. Человек не представляет опасности для окружающих, божий одуванчик.

После месяца пребывания в стационаре разрешается отпускать пациентов под ответственность родственников на выходные. Договорился с заведующей отделением. Затем без объяснения причин она отказалась разрешить моей подруге поехать на выходные к родным. Очевидно, после того, как я сказал, что хочу прийти в следующий раз посмотреть всю документацию с адвокатом. Мало того – добавила ей сильнодействующий укол, делающий человеческую речь бессвязной. Так вот работает эта карательная система. И никто ничего извне сделать не может, даже родственники, поскольку человек там оказывается в положении заложника. Будешь рыпаться – лишат законного отгула на выходные, получишь убойную дозу нейролептика, и еще неизвестно, откачают ли тебя после этого, не сделают ли инвалидом. Судиться сами врачи не рекомендуют – шансов ноль, государство твердо стоит на принципах изоляции «неправильных людей» от общества, на страже карательной психиатрии. В случае проигрыша суда «взбунтовавшемуся» пациенту, как правило, накручивают срок – несколько месяцев дополнительной отсидки. Поэтому большинство предпочитают отмалчиваться, терпеть все это беззаконие. О таких «мелочах», как антисанитария, клопы в палате, о принудительном труде, туалетных кабинках, двери на которых отсутствуют, о грубости персонала, унижениях можно написать отдельную колонку.

Еще свежи и те времена, когда в психбольные зачисляли политических и религиозных диссидентов – Буковского, Григоренко, Новодворскую, Игрунова… Когда всех несогласных с официальной линией правительства принудительно помещали в психушки и там обкалывали их препаратами, делающими человека недееспособным. Властям и обществу, привыкшему думать, «как прикажут», так удобнее. В условиях, когда Россия уходит во все большую самоизоляцию, в том числе в сфере международного права, отечественная психиатрия требует особого контроля и прозрачности для того, чтобы и в этой сфере права человека соблюдались в полной мере.

Карательная психиатрия безжалостно ломает человеческие судьбы, бесчеловечно разделяет близких людей. Немалым испытанием жестокая практика принудительного лечения является и для близких человека, оказавшегося в застенках «лечебных» заведений. Почти полгода мне довелось жить с девушкой, которой психиатры поставили официальный диагноз «параноидальная шизофрения». Сейчас она находится на принудительном лечении. Иначе ее заболевание называется манией преследования.

Многие врачи не разделяют мнения, что это болезнь, поскольку признаки ее чрезвычайно разнообразны и порой взаимоисключающи. Многие талантливые люди страдали паранойей – художники Ван Гог, Врубель, что не мешало создавать им мировые шедевры. Недавно умер математик, нобелевский лауреат Нэш, всю жизнь боровшийся со своим психическим недугом. Среди ученых до сих пор продолжаются диспуты, является ли «расколотое сознание» (как переводится шизофрения) болезнью или признаком гениальности. Сами страдающие паранойей живут в своем загадочном, сумеречном мире, населенном страхами и потусторонними силами. Но это не мешает им дарить свои яркие, фантастические чувства тем, кто найдет в себе силы смириться с их причудами. Это одна из тысяч историй двух людей, оказавшихся разделенными чудовищной системой, прикрывающей свою антигуманную сущность «заботой о человеке».

Записи свои я вел в форме дневника.

29 июня. Отправил Любимую домой, погостить к предкам. Те сдали ее в психушку. Куда – не говорят. Догадался, что психиатрическая лечебница на улице 8 Марта, где она уже была дважды. Звоню в приемную. В трубке женский голос: «Екатерина N.? Да, поступила такая в пятницу». Проклиная себя, что отпустил ее, утром еду к ней. Снаружи наивно-русский декор вроде теремков – красные башенки, все бы очень мило, если б не глухие трехметровые стены, тянущиеся на полквартала. Психиатрическая больница. Любимая уже четвертый день там. Непропорциональный масштабному комплексу приземистый сводчатый вход с двусмысленной предупредительной надписью «Берегите голову». Внутри – бетонные корпуса, будто из ужастика «Искатели могил». Накатывают холод, боль, страх. Неопрятно одетые личности сидят на скамейках, два странно улыбающихся субъекта толкают по асфальтовой дорожке тяжело нагруженную немытыми кухонными бачками скрипучую железную тележку.

Белая дверь со звонком. Медсестра в стерильно чистом халате, спросив фамилию пациентки из отделения, удалилась. Сурикатик. Похудела, слабая улыбка. Обнял, поцелуи. Сидим в комнате для свиданий. Просторный зал с длинным столом в центре. Обшарпанное черное пианино. Ни слова, только объятъя. Ее руки скользят по моим плечам. Глажу ее по волосам, стянутым в узел привычной черной резинкой. Ее детские губы льнут к моим, будто и не было этой адской недели разлуки, поменявшей судьбу обоих. Все так же, как прежде, – тепло ее хрупкого тела, привычные изгибы. Руки узнают все даже с закрытыми глазами. Но разделяет невидимая стена. Кажется, возьми ее за руку, поведи за собой, – и разлука исчезнет как ночной кошмар поутру. Знаю, что не могу забрать ее прямо сейчас. Но, как на автопилоте, веду ее за собой. По темному коридору – наружу. Улица, июльский ветер набегает порывами на ее бледное лицо... ступеньки. Доверчиво, будто овечка на привязи, идет за мной, хотя покидать здание и запрещено правилами. Лихорадочно шепчу ей на ухо: «Не бойся, нас никто никогда не найдет».

Робко оглядывается в сторону оставшейся за спиной палаты:

– А за это нас не накажут?

– Здесь же не тюрьма, а лечебно-оздоровительное заведение. Мы просто уйдем отсюда и будем вместе всегда...

Не дошли всего десятка метров до проходной, выскочила медсестра. Молча, ни говоря ни слова, увела мгновенно сникшую, будто цветок под дождем, Любимую внутрь железобетонного каземата.

8 июля. Навестил Любимую в клинике второй раз. Медсестра подозрительно оглядывает небритого субъекта в шортах и с тряпичной сумкой через плечо:

– А вы ей кто?

– Муж, гражданский. – Привираю на ходу: – Четыре года вместе.

Отпирает тяжелым ключом массивную белую дверь с узким зарешеченным окошком. В длинном коридоре с открытыми настежь палатами эхом разносится:

– Екатерина N, здесь такая?

Сурикатик. Похудела, в чем душа держится. Футболка висит как на вешалке, треники болтаются мешком на тонких ногах. Бросается в объятъя, не успеваю даже поздороваться. На губах едкий вкус нейролептических препаратов, которыми ее пичкают. Концентрация такая, что аж меня торкнуло – на обратном пути проехал станцию Белорусская и заблудился на пересадке.

Сидим в зале для гостей. Не переставая, порывисто обнимает, целует, пытается шутить. Но видно, как ей фигово. Да и мне не лучше: скоро я выйду на залитую солнцем летнюю улицу, где бурлит жизнь, а ей придется вернуться в свой лечебно-тюремный ад состоящий из четырех стен с видом на окружающий мир через забранное решеткой окошко.

Передал скромные подарки. Пакет любимых ею абрикосов. Говорит, просилась, чтобы выпустили на поруки. Не хотят. После допроса психиатрические эскулапы убедились, что она все еще верит в злые происки врагов. «Молчала бы, дурочка», – проносится в голове. Но она же, как ребенок, доверчивая. Всего-то спросили: «Как там ФСБ – не вредит больше?» И ее понесло... Теперь держать будут минимум месяц. Написал ей на тетрадном листке «Оду нашей безумной любви». То бишь инструкцию для общения с лечащими врачами. Перво-наперво не поддаваться на провокации. Молчать или отвечать на коварные вопросы про вражьи происки, что она все это лишь придумала. Что это все лишь вымысел и бред. Велел заучить бумажку наизусть. Слабо верится, но во что-то хоть надо верить, надеяться – вдруг отпустят измученную уколами, таблетками, разлукой с любимыми, неволей – на свободу. Сообщил, что смогу навестить ее только на следующей неделе.

– А какой сегодня день?

– Среда с утра была.

Подсчитала. Молчит. «Не волнуйся, не позже понедельника». Снова объятъя, поцелуи. Пора уходить. Стучится в дверь с окошком, сжимая в слабой, бледной руке сиротливый пакетик абрикосов. Меня в такую же массивную дверь напротив выпускает плотного телосложения ключница в застиранном халате, очевидно, некогда бывшим белым. Долго возится с замком, пытаясь попасть в скважину.

– И на замочек, и на крючочек? – интересуюсь.

– А то иначе ведь они, миленькие, сразу все разбегутся!

Да, жаль, в прошлый раз не удалось ушмыгнуть. Дверку-то забыла запереть бабушка. Если б медсестра на улице не отловила, до проходной оставалось-то два шага. А там ищи, свищи... Надеюсь скоро забрать Любимую на поруки. Надо поговорить с юристом. Правда, без согласия родственников – почти безнадега, а они уперлись...

На обратном пути случайно встретил в автобусе ее маман.

– Как Катя, снова к ней ездил? Я же говорила – больше не надо.

– Не скоро отпустят, месяца два-три. В лучшем случае.

Молча грустно качает головой. Понимает, что я со своей сумасшедшей любовью не расстанусь. Никогда.

27 июля. Навестил в который уже – сбился со счета – раз. Видно же, что девочка меня любит. Причем очень сильно. Любовь против карательной психиатрииТак же сильно, как хочет оказаться на свободе. Медсестра, пока расписывался в больничном журнале (чтобы ее отпустили на прогулку), буквально упрашивала нас не сбегать. А то еще «добавят срок». Та самая, которая, останавливала ее: «Катя, не беги!» Обколотый успокоительными Сурикатик рванул навстречу по больничному коридору, едва услышав о моем появлении. Эта слабая, даже едва произносящая слова – с большой оттяжкой – из за принудительных лекарственных передозов девочка находит в себе душевные силы поддержать меня. Утешает, обнимает, целует, гладит по голове, как ребенка, когда сидим на скамейке перед входом в клинику. Волнуется, оклемался ли я после той драки в ресторане.

Все вроде бы как на обычном свидании двух влюбленных. Но окружающая реальность быстро возвращает на землю. Деловито снуют врачи в белых халатах, на соседних скамейках сидят убого одетые другие сумасшедшие, кажется, уже полностью потерявшие интерес ко всему происходящему вокруг. Неподалеку дежурит полицейская машина. Чуть дальше трехметровый красный забор, за которым кипит жизнь. Здесь же, в этой удушливой атмосфере страха и безнадеги, мы с ней смотрим лишь в глаза друг другу. «Ты мой любимый человек, мы снова будем вместе, никогда тебя не брошу и никому не отдам!»

Ее слабая рука обвивается вокруг моей шеи, голова устало падает на плечо. Откуда у нее еще силы во что-то верить? Думаю, без этой надежды она бы давно сдалась. И стала такой же, как те... На соседних скамейках. Ходячим мертвецом. Осторожно, чтобы не причинить боли, целует меня в левый угол губ – вся правая сторона разбита в побоище в «Корчме». В голове отчаянно пульсирует только одна мысль: «Я должен ее навещать и дальше, никогда не оставлю, сколько бы ее там ни продержали». Но много ли нам отведено безжалостной судьбой времени? Не потеряются ли в этих бесконечных больничных коридорах наши чувства, не убьют ли ее хрупкую душу препараты, которые медленно превращают ее в зомби и даже у меня оставляют едкую горечь на губах?

Если я найду другую... Нормальную, не сумасшедшую, как советуют все друзья? Врачи не говорят, сколько еще продлится ее заключение. Она уже месяц там. Как ее вытащить из этого ада, в который ее безвинно заточили, я не знаю. Бежать – боится. Адвокат обещал подмогнуть, настроен решительно на успех. Но ринется в бой не раньше конца августа. Он уверен, что наше дело правое: если держат больше двух месяцев – то это уже «карательная психиатрия». Отнесся по-человечески, казалось бы, к чужой беде. Надо ее вытаскивать, иначе это просто безумная, бессмысленная пытка. Она уже даже говорит еле-еле, речь нарушена. Запичкали нейролептиками. Душа разрывается слышать вместо ее легких, по-детски задорных интонаций эти вымученные звуки, лишь отдаленно напоминающие человеческую речь. Надо что-то делать. Я не знаю, взять ее на поруки, жениться на ней, если это возможно. Что угодно, лишь бы снова быть вместе. В среду буду говорить с ее врачом. Надежды мало, что пойдут на встречу. Тогда придется вызволять ее по-другому... Так нельзя разделять любящих друг друга людей. Это против самого главного в жизни.

Журнал "Неволя", №47, 2015


ПОЭТИЧЕСКАЯ СТРАНИЦА

Стихи Екатерины Федореевой, Духовно-переселенческое движение "Ойкумена"


МЫ ПОЙДЕМ ПО ДОРОГЕ СОЛНЦА

Ты придешь утром на рассвете

Теплый дождь и смеются дети

Мы пойдем по дороге солнца

Унесем беды за оконце

Белый свет 

Белые одежды

Много лет

Вместе мы как прежде

В тишине

Птиц многоголосье

По весне

Так сияют росы

Мы пойдем 

По росе искристой

Общий дом

В светлый сад лучистый

И в ночи

Будто растворимся

Ночь молчит

Всех миров единство


ОДА КАРАТЕЛЬНОЙ ПСИХИАТРИИ

Здесь скорбью одеты серые лица

И здесь поселилась печаль

Давно здесь никто уж не веселится

И мне всех вас искренне жаль

Здесь призраки прошлого не отпускают

Здесь в белом мучители ждут

Здесь люди страдают и умирают

Здесь страхи и скорби живут

Здесь в вальсе безумные тени кружатся

Решетки на окнах и дверь заперта

Здесь рано встают и рано ложатся

Здесь память чиста и пуста

Здесь тихо и скорбно, лишь новые тени

Тревожат смертельный покой

Под этой могильною хладною сенью

Тоска и смятенье порой


ЗИМНЯЯ СКАЗКА

Зимняя сказка, зимняя сказка

Плачет метель запоздалой росой

Мчатся салазки, мчатся салазки

Стоит на пороге декабрь босой

И лед искрится, ветер играет

Долгие ночи и блеклый рассвет

Белая вьюга вновь завывает

И череда нескончаемых лет

Зимняя притча, старец лукавый

Мне рассказал ее звездной порой

Снежный декабрь морозный и бравый

Мне подарил долгожданный покой

Льда переливы, солнце сияет

Но в дверь постучится морозная ночь

Отзвуки песни вдали затихают

И улетают за за облако прочь


ПЬЯНСТВУ - БОЙ

Ты тянешься к рюмке дрожащей рукой

Чтоб получить утешенье

Ты думаешь в ней найдешь ты покой

И забвенье, и забвенье

Но это обман мой страдающий друг

На дне этой рюмки лишь смерть ты находишь

давай победим этот страшный недуг

Ты постепеннь лишь к смерти приходишь

Ведь в призрачной пляске беззвучных теней

Что опьянением ты называешь

Находишь конец ты собственных дней

Ты сам себя в этой рюмке теряешь

Опомнись, начни же ты новую жизнь

Разбей ты бутылку уверенно, твердо

И счастья покажется светлая близь

Здоров я и весел скажешь ты гордо


МОСКВА

Этот город наполнен влагой

И соткан из тысячи лет

Дышит ветер хмельною брагой

И о чем-то поет рассвет

Этих улиц изгибы ветхи

И домов кольцевая вязь

Тихо шепчут на ивах ветки

Хлопья снега роняя в грязь

Силуэты случайных прохожих

Словно призраки бродят во тьме

Снежной вьюги седое ложе

Стелет плачь в белоснежном сне


Последняя мировая. Минуты до сирийского Армагеддона

Путилов С.Э. Издательство Алгоритм-эксмо, Москва 2016

 

Весь мир с напряжением следит за эскалацией боевых действий в Сирии, в которые оказалась втянута и Россия. Новая книга журналиста, писателя-востоковеда, главного редактора журнала "За гранью изведанного" Сергея Путилова посвящена разворачивающимся на древней сирийской земле эсхатологическим событиям. В разгоревшемся там конфликте цивилизаций, кроме религий, столкнулись интересы сверхдержав, стремительно возвышающегося Ирана и суннитских аравийских монархий. Одним из ноу-хау войны стало использование нефтяного оружия - в ответ на вооруженную поддержку Асада нефтяные монархии во главе с Саудовской Аравией обрушили котировки "черного золота", что болезненно ударило по российской экономике и без того переживающей кризис. Автор прослеживает роковую цепь событий от образования государства Израиль до войны в Сирии, которые неумолимо ведут человечество к финальной битве. 

КНИЖНЫЙ КЛУБ ОЛИМПИЙСКИЙ

Книжные новинки, творческое общение, презентации, встречи с авторами, мастер-классы, выставки

 

ст. м. Проспект Мира. Олимпийский проспект, 16С1 (СК Олимпийский)

8 495 688 54 22

 

Журнал "За гранью изведанного"  информационный орган Духовно-переселенческого движения "Ойкумена"

https://www.facebook.com/oycumena

По вопросам приобретения журнала, подписки, с творческими и деловыми предложениями, рекламодателям обращаться по имейлу

sereja.putilov@yandex.ru

Дизайн обложки Екатерины Путиловой

Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .